Лингвистическое

Позавчера довелось посмотреть программу Познера "Познер" (что со мной довольно редко бывает). В гостях у Владимира Владимировича была Елена Панфилова, гендиректор Трансперенси Интернешнл Россия. Вообще, я давно заметил, что Елена Анатольевна – очень умный человек, которого всегда интересно слушать и каждый раз её выступление оставляет яркое впечатление. И на этот раз она поделилась одним своим наблюдением, которое уже второй день не идёт у меня из головы, и я вот хочу им поделиться. В английском языке госслужащий называется Public official, т. е. общественное официальное лицо. Общественное, никакое не государственное! И необходимость отчитываться о своих действиях перед обществом "у них там", как мы знаем, не вызывает лишних вопросов. Т. е. между их названием их госслужащего и его поведением царит полная гармония. Как, впрочем, и у нас: и наш государственный служащий с готовностью отчитывается перед государством, но его подотчётность перед обществом вызывает у него... ну, скажем так, довольно смешанные чувства. Немного копнуть сознание любого чиновника, и сразу поймёшь, что работает он исключительно на своё конкретное начальство, уж точно не на какое-то там абстрактное общество. И что действует он строго в соответствии с указаниями этого начальства, а не с законами, не со своими должностными инструкциями и уж точно не с интересами общества. 

 

Такой вот интересный лингвистический феномен. И он не только про коррупцию, а вообще про любые аспекты деятельности наших чиновников.

 

Я так вообще не считаю коррупцию какой-то ключевой проблемой России. Ключевой проблемой России на данном историческом отрезке её истории я считаю исключительную некомпетентность подавляющего большинства чиновников, особенно на муниципальном уровне (а это, думаю, самый многочисленный слой данного сословия). Во власти скопилось огромное количество самоуверенных бестолочей, которые, не понимают последствий реализации своих дуболомных решений, зато хорошо понимают, что одними своими мозгами (без подключения административных ресурсов) им никогда не заработать на тот уровень жизни, к которому они стремятся. Вот такие персонажи, конечно, моментально коррумпируются. И, поскольку их доля в секторе гос-  и мунуправления крайне высока, мы и сидим на 136-м месте по индексу восприятия коррупции рядом с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном .

 

Короче, по моему мнению, коррупция – не причина всех бед России, а одно из самых прискорбных следствий причины всех бед России – тотальной некомпетентности госслужащих. Это не значит, конечно, что с коррупцией не надо бороться. Надо, но борьба с некомпетентностью, по-моему, важнее. Ей я, собственно, по мере своих скромных сил и занимаюсь.

Write a comment

Comments: 0